Китай и Монголия стали местом проведения исследований

Материал размещен в: Статьи

Китай и Монголия, финансирование интернационального гранта, экспедиция в Китай, ээви хем

Китай и Монголия стали местом полевых изысканий категории научных работников (ТИГИ) в масштабах плана «Цэнгэльские тувинцы: фольклор и литература» (2002-2011 гг.).

Интернациональная фольклорно-этнографическая экспедиция в Синцзянь-Уйгурский автономный регион КНР и Кобдосский аймак Монголии научных сотрудников ТИГИ стала продолжением научного плана, начатого в 2002 году в ТИГИ как «Алтайские тувинцы: фольклор и литература». Он реализовывался в сочетании с Баян-Улэгэйским научным центром публичных изысканий при АН Монголии. В 2006-2007 гг. данная работа прошла при поддержке гранта РГНФ. Из числа задач теперешней экспедиции – ознакомиться с языком, обстановкой и духовной культурой тувинцев, живущих в СУОР Китая, устроить записи образчиков тувинской речи, песенного репертуара, исторических преданий и прочих жанров устного народного творчества.

В следствии теперешней экспедиции, состоявшейся спасибо финансированию интернационального гранта РГНФ и Министерства образования, культуры и науки Монголии (управляющий плана с русской стороны У.А. Донгак, с татарской – Грам. Золбаяр), приготовленные в 2006-2010 гг. рукопись коллективной монографии, и еще рукопись сборника слов фольклорных и литературных творений по цэнгэльским тувинцам станут дополнены сравнительным научным мат-лом из сведений, приобретенных в тувинских деревнях Хом, Ханас, Ак-Хава СУАР Китая и в грам. Кобдо, сумоне Буянт Кобдосского аймака Монголии.

Экспедиция продолжалась 22 дня. Визовый режим стал первым тестированием нам. Времени работы в Китае было предоставлено совершенно несколько: исключительно 7 дней. Но спасибо поддержке доктора Цэнгэла (Tsengel), начальника Пекинского ВУЗа ситуации Центра Евразийских изысканий Академии общественных наук Китая; врача Батбаяра из Казенного Педагогического Института грам. Урумчи и молодого исследователя Буянбата как переводчика с китайского языка мы имели возможность за наименьшие сроки окунуться в тувинскую культуру на широком огромном фоне китайской цивилизации.

Был пройден длинный путь: Монголия и Китай. Данное: Улангом-Уланбатор (Монголия) – Пекин – Урумчи – Бурчин – Хом – Ханас-Ак-Хава-Тайкешкен (Китай) –Булгун – Кобдо – Буянт – Кобдо-Улангом (Монголия). В пределах 15.000 км многими видами передового автотранспорта (авто-, авиа-, стальная дорога). Экспедиция в Китай настоятельно попросила великих денежных средств, естественно, на автотранспортные затраты и в переходе проходных проверочных пунктовна пути к тувинским местечкам, где взымается оплата за посещение данных мест.

Из талончика-оплаты на одном из шлагбаумов читаем: «Нам заявили, собственно Ханас был божьим садом, но немаленький скрытой Ханаса является то, что: бог покинул территорию, Хом, [и оставил] им [то есть нам] в его саду. Нетронутые снежные вершины, озеро во льду, альпийские луга и примитивные тувинские деревни, создают волшебную картину естественной экологии» (примерный перевод с британского на китайском талоне).

3 тувинские деревни, в каких нам получилось побывать, пребывают именно в данный момент в зоне туристических экскурсий и энергичного отдыха. Тувинский обстановку и культура, серпантин дорог по высокогорью, таежные тропы верхом, изумрудная вода речки Хом и озера Ханас, чистейший воздух – это все завлекает тыс. путешественников. Мы были очевидцами непрекращающегося потока автобусов и автомобилей с путешественниками, направляющихся в данные территории.

В дороге в грам. Пекине, в грам. Урумчи, в г. Бурчин и на обратной дороге до лично границы в Монголию нам необходим был толмач с китайского языка, и в данном посодействовали нам наши китайские сослуживца, Буянбат и преподаватель средние учебные заведения Тумен-Олзий. В селах в работе с тувинцами, естественно, толмач теснее не необходим, мы великолепно разумеем друг друга. Подсобляет в неких вариантах познание татарского и казахского языков сослуживцы Б. Баярсайхана и, еще бы, наша работа теснее несколько лет подряд в сумонеЦэнгэл Монголии.

Тувинская культура в Китае открылась нам старинными песнями, выполняемыми в идущем в ногу со временем музыкальном сопровождении юной тувинкой Гувээ(китайское имяМигоа (Мейхуа)). Данные песни мы услышали теснее в автомашине на пути из грам. Бурчин до тувинских местечек. Предстояла дорога в более 160 км: осенний таежный вид из окошка авто, смотровые площадки для путешественников с сувенирами из шкурлисицы, волка, медведя, ирбиса и прочих, и еще мелодии старинных кочевников. Это известная нам уже от цэнгэльских тувинцев Монголии «Ээви-Хем» (Речка Ээви) – песня о земле праотцов тут приняла наиболее настоящие очертания, и еще песня-гимн «Алтай чаагай» (Восхваление Алтаю), распространенная в Западной Монголии. Протяжные мелодии данных песен завораживают, они заполнены великолепием Алтайских горок, достоинство теснее не 1-го поколения живущих тут жителей нашей планеты слагается из чувства гордыни, неразрывной связи и приобщения к земле и культуре праотцов.

Синьцзянь, как ведомо, место проживания нескольких 10-ов наций. На улицах полностью гармоничное натуральное звучание и китайского, и татарского, и различных тюркских наречий. В уличной массе тебя обрамляют различные личика. В таковой пестрой культурной среде живут тувинцы. Опосля завершения центральной средние учебные заведения единицы продолжают учебу, большая часть остаются в родимых селах, продолжая обычное скотоводство, ну а в прогрессивной жизни – присоединяясь к туристическому обслуживанию.

Заглавие деревни Хом (со словечек информанта, приблизительно 145 ореге) дано по наименованию протекающей тут реки Хом. По одной из интерпретаций районных тувинцев: «Хом» – от тувинского: «хомду», «хомналган» – продолговатый ящик, с приподнятыми краями. Наша 1-ая остановка тут: семья районного служителя храма Монгебаяра-башкы из семейства ооржак. Его супругой Сергилин теснее был накрыт стол с различными тувинскими деликатесами. Тут все есть знакомую нам тувинские классические кушания: молочные курут, ааржы, ээжегей; мучные боорзак, боова, а вечерком нас ждал истинный изиг хан. Наименования яств, скажем иные слова, в каких-либо вариантах выделяются от наших. Хотя все-таки мы – в тувинской культурной среде: тувинская речь, тувинские личика и фамилии (Аршан, Торлаа) – и китайские реалии. Проскальзывают в речи китайские, казахские слова, на улицах деревни трафик и автобусов с путешественниками, на тропах верхом на лошадях районные молодые люди сопровождают юных китайцев, приехавших сюда, по всей видимости, отдохнуть.

В последствии тыс. и сотки км известное гостеприимство кочевников обогревает нас горячим чаем с молоком и топленым маслом, дружелюбной речью и радостью сделать всякую просьбу постояльца. Мы просим пригласить стариков, ценителей древних повествований, старых обычаев. И тут, начиная с Монгебаяра-башкы и Сергилин, а позже в деревне Ак-Хава в жилище молоденьких преподавателей Эрхэмбаяра и Сенгили затем предложен ночлег на самом знатном месте в тепле и комфорте, спасибо всем, с кем мы познакомились в данные понятные осенние дни, нами записаны 10-ки единиц фольклорных, этнографических, исторических сведений, созданы фото их семейней жизни.

А ранешным днем картинок уже у печки во дворе, через пару месяцев, сопровождая нас, Сергилин исполнила редкостный в нашей культурной жизни песню-благопожелание для любого постояльца. Данный старинный обычный жанр пару лет назад для членов экспедиции в Цэнгэле (Монголия) выполнял старейшина Сервей. Не так давно он покинул данную территорию, «оскеоранчеаъттаныпкан» – верхом направился в иной мир, а исполненное им осталось в наших записях и нашей памяти как прецедент совокупного культурного наследия тувинцев.

В Китае и Монголии в данной экспедиции нам получилось записать свидетельства жителей нашей планеты 90, 93 лет, 85, 72 лет и молодее. В Кобдоском аймаке Монголии собственными познаниями о историческом прошедшем тувинцев поделились отпрыски тех, кто раньше обитал на местности сегодняшнего Синьцзяня и принуждён был откочевать в 1940-х годах. Экспедиция дозволила нам встретиться с людьми различных возрастов, с различным жизненным навыком и живущих в различных странах, хотя общих собственными корнями. Мы слишком предполагаем, собственно, не взирая на краткий срок работы с ими, нам так получилось зафиксировать материальные и духовные реалии жизни тувинцев Китая и Монголии в их понимании и осмыслении.


Нет комментариев к записи “Китай и Монголия стали местом проведения исследований
Оставьте свой комментарий:

Полное имя

Адрес e-mail (без публикации)


Комментарии из соц. сетей:
Просмотров: 122
Оценка 5,00 / 5
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Loading ... Loading ...

Mygeog.ru © 2009 - 2016